75 лет Иркутской области
75 лет Иркутской области

История

Иерусалимское кладбище

Получив в 1772 году императорский указ, повелевающий учреждать кладбища за городской чертой, иркутский губернатор А.И.Бриль, сделал распоряжение: "В силу де получившего Его Высокопревосходительством от сего августа 11 числа из Правительствующего Сената Ея императорского величества указу для погребения всех умирающих не в городе и не при церквах способное место от состоящей по край самого городового жила Крестовоздвиженской церкви от полиции и определенного для отводов обывательских строений господина штурманского ранга капитана Татарникова уже действительно по плану и отводу назначено, где с нынешнего времени всех умирающих и погребать должно: о чем от Его Высокопревосходительства и в Иркускую духовную консисторию сего августа 12 и 18 с.г. сообщено и о как то отводное место следственно духовной стороне принять, а по долгу христианскому и огородить, как небольшим земляным валом и рвом отвесть, дабы никакой зверь и скот не входил, то в том и должно учинить магистрату и с духовной стороны с общего всего гражданства согласия пополнение, т.к. и в прочих городах снос чинится и не только одни ограды, но и церкви строются, а как находится от всего здешнего гражданства выборным головой господин коллежский советник Ветлицкий, то и тому общему пополнению и ему приступить за должное почитает, о чем и ордер ему от Его Высокопревосходительства дан с тем повелением, какое в том пополнении сделано будет о том подать и Его Высокопревосходительству рапорт: а здешним магистрам иметь Его Высокопревосходительство рапортовать же о чем и в Иркутскую духовную консисторию в равной силе послано сообщение: и по указу Ея Императорскова Величества в Иркутском губернском магистрате определено с предписанием было предложение и всем старостам послать сей указ и велеть из здешнего купечества первостатейного и среднего достатка по пяти человек собрать и к завтрашнему, то есть 24 числу в Земскую избу и чтоб они тотчас того числа по полуночи в восьмом часу были собраны и по собрании в Иркутский Губернский магистрат рапортовали.

августа дня 772 года

Ратман Андрей Солдатов

Секретарь Прохор Затопляев

Канцелярист Иван Третьяков"

Распоряжение А.И.Бриля было выполнено частично. Место под кладбище отвели, это подтвеждает летопись П.И.Пежемского и В.А.Кротова ("В октябре (1772 г.) вследствие указа, запрещено погребать умерших при церквах, а отведено место для кладбища далее Крестовоздвиженской церкви на Иерусалимской горе"). Но кладбище не было ни огорожено, ни окопано, как этого требовал указ.

В конце XVIII века был составлен новый план города Иркутска (высочайше одобренный в 4 августа 1792 года), и уже на нем четко обозначены контуры кладбища.

История отведения места такова: 30 июля 1793 года градской голова Михаил Васильевич Сибиряков на заседании Городской Думы сообщил ее членам о получении им от Иркутского и Колыванского генерал-губернатора Ивана Альфредовича Пилля "изусного" приказа, относительно высочайше "Ея Императорским Величеством конфирмованному городовому плану, на котором експликациею повелено кладбище для погребения мертвых тел отвести на выгонной городовой земле в указанном разстоянии". Далее М.В.Сибиряков дополнил. что: "Его Высокопревосходительство назначить изволил под сей от Крестовоздвиженской церкви на увале против казарм место и приказал Его Превосходительству господину генерал-майору, правителю Иркутского наместничества и кавалеру Лариону Тимофеевичу (Нагелю) вымеря надлежащее число по качеству городового и количеству селения - отвести, а ему, градскому Голове для того кладбища оное место принять и огородить прочною городьбою...". Выслушав распоряжение, Дума решила обратиться к тому же А.Т.Нагелю за денежной помощью, т.к. не располагала суммой, достаточной для столь обширных работ по возведению городьбы и строительству церкви, а также просила на работы "из находящихся в здешнем городе ссыльных к делу сему приказать до полуторых сот человек отрядить...". За труды ссыльным Городская Дума обещала платить каждому "из городовых доходов по пяти копеек за день...". Нагель ответил положительно и 19 августа 1793 года выдал ордер, позволяющий начать работу на кладбище.

Работа по сооружению земляного вала и рва началась 20 августа и закончилась 30 сентября. В ней принимало участие от 10 до 100 человек ежедневно.

В конце августа работы посетил сам генерал-губернатор Иркутский и Колыванский генерал-поручик И.А.Пилль, а при осмотре "...изустно изволил приказать для входу ... ворота поставить поспешнее...". К их изготовлению был привлечен из ссыльных "знавший" деревянные работы Яков Климов, которому установилась плата "по десяти копеек за день".

11 сентября была заложена первая кладбищенская церковь. Строительство ее закончилось в 1795 году. Это была небольшая каменная церковь во имя входа в Иерусалим Иисуса Христа. С тех пор кладбище стало называться Иерусалимским.

С годами кладбище увеличивалось в размерах, уходя все дальше в глубь березовой и еловой рощи по направлению к современной улице Байкальской.

В 1917 году был подготовлен "Доклад о современном состоянии клдбищ в городе и мерах к упорядочению кладбищенского дела". В отчете указывалась точная площадь Иерусалимского кладбища - 42450 кв. сажень.

Единое по площади Иерусалимское кладбище со временем разделилось на несколько частей в зависимости от вероисповеданий. В начале XX века это были православная, римско-католическая, иудейская, протестантская и старообрядческая части. Но, видимо, какие-то границы существовали только между православным, римско-католическим, или, как его еще чаще называли, польским и иудейским, или еврейским участками. А протестантов и старообрядцев хоронили на польской и православной частях кладбища. Существовала еще и больничная часть, где хоронили умерших от заразных болезней.

Православное кладбище, соответственно количеству православного населения в Иркутске, было наибольшим. Его наиболее древней частью является территория на границах улиц Кладбищенской (ныне Парковая), Главной Иерусалимской (сегодня место на улице Коммунаров, где расположены могилы Борцов за Власть Советов) и мысленно проводимой прямой от главного входа со стороны горы Коммунаров до Первой Иерусалимской улицы (1-я Советская). В дальнейшем православное кладбище росло в сторону Большой Русиновской улицы (ныне ул.Байкальская). Кладбище было огорожено: деревянным забором, протяженностью 1124 метра и высотой 2,4 метра со стороны улиц Первой Иерусалимской, Большой Русиновской, а также частично по горе, там, где кладбище граничило с жилыми усадьбами, и забором с каменным фундаментом, каменными столбами и деревянной решеткой, длиной в 340 метров и высотой 2,4 метра (эта ограда шла вдоль улицы Главной Иерусалимской и Кладбищенской).

Видимо, к 1772 году могли относиться первые захоронения на Иерусалимском кладбище и католиков, Католическая часть занимала территорию, выходящую на 1-ю Иерусалимскую улицу. Рядом с польским находилось немецкое кладбище, у обоих был один караульный. От православной части католическая ничем не отделялась, кроме дорожки.

Иудейских кладбищ к концу XIX - началу XX века было два - старое и новое. С возникновением первого связано такое предание: "В конце 30-х годов (19 века) ... умер старый еврей по имени Пинхос. Сестра его была служанкой у генерал-губернатора Руперта. По ее просьбе Руперт приказал отвести небольшое пространство на католическом кладбище, куда приказал хоронить исключительно евреев..." Но это предание, т.к. евреев хоронили на Иерусалимском кладбище в специално отведенном месте на католическом участке еще до приезда Руперта, в 20-е годы XIX века. На этом кладбище хоронили до 1873 года. Второе еврейское кладбище, располагавшееся на углу улиц Большой Русиновской и 1-й Иерусалимской (сегодня угол Байкальской и 1-й Советской, в районе Театра кукол и сквера перед театром, до здания Октябрьского суда), было создано в конце 60-х - начале 70-х годов XIX века. Вокруг этого кладбища располагался забор из серого камня, протяженностью 218 метров и высотой 2,7 метра.

Содержание кладбища и управление им до принятия в 1870 году Городской реформы было следующим. Участие Городского управления ограничивалось отводом земли под клдбище и выбором кандидатов на должность старост кладбищенской церкви. Заботы же о благоустройстве кладбища, установление прядка захоронений и плата за могилы относились к ведению духовного начальства. Но этот порядок соблюдался плохо.

Первоначально никакой платы за копание могил не взималось, да и копание производилось частным порядком. Духовенство не справилось с возложенной на него обязанностью по поддержанию на кладбище порядка. Об этом свидетельствует появившаяся 25 сентября 1858 года в "Иркутских Губернских ведомостях" статья, в которой говорилось, что "На кладбище около Иерусалимской церкви некоторыми из посетителей совершаются часто, в особенности в праздничные дни и по вечерам, беспорядки, возмутительные для христианского чувства и даже небезопасные для прочих посетителей. Не говоря уже о том, что лучшие памятники обломаны и полуразрушены, что некоторые оградки разобраны и употребляются окрестными жителями на топливо вместо дров, что многие могилы, покрытые дерном, растоптаны скотом, свободно бродящим по всему кладбищу...". Для устранения этих беспорядков был создан комитет по устройству кладбища из представителей всех сословий города под председательством иркутского губернатора генерл-лейтенанта Карла Бургартовича Венцеля.

Этот комитет постановил: "Обнести все кладбище прочною оградою, учредить для последней надлежащее помещение и по окончанию работ обсадить кладбище деревьями по сторонам существующих на оном дорог, а также кругом всего кладбища внутри ограды, дабы дать ему по возможности приличный вид". Комитет, не имея в своем распоряжении никаких сумм для приведения своих предложений в исполнение, обратился к добровольным пожертвованиям всех жителей города, предоставив их сбор приходским священникам. Решения комитета были выполнены, ограда установлена, но через 20 лет и она пришла в негодность.

В Иркутске в 1876 году городским общественным Управлением было принято решение, по которому Думою избирались особые попечители, в помощь которым нанимались артельный староста, он же смотритель кладбища, и артель рабочих. Были установлены правила для копания могил и плата за рытье. Для попечителей и смотрителя в 1888 году Думою была издана новая инструкция. Взимаемая за копание могил плата расходовалась на содержание служащих и рабочих, на отопление и освещение караульного помещения, на устройство ограды вокруг кладбища, а из остатков образовался "кладбищенский капитал", который, например, к 1903 году возрос до 113000 рублей, в 1912 году штат кладбища состоял из смотрителя, имеющихся в его распоряжении трех рабочих, приготавливавших могилы, и двух караульных.

Впервые вопрос о закрытии Иерусалимского кладбища встал в 1883 году. 4 февраля этого года городской голова Дмитрий Дмитриевич Демидов обратился в Санитарную комиссию, состоящую при городской Управе, с прошением, в котором предлагал совместно с городским архитектором осмотреть почву земли и местность, занимаемую кладбищем, и доложить ему свое заключение о том, "...насколько и по каким именно причинам может быть признано вредным для города в санитарном отношении дальнейшее оставление кладбища в этой местности". По-видимому, запрос городского головы относительно кладбища был вызван подготовкой к составлению нового плана города, так как на полях бланка ответа из Санитарной комиссии было написано: "Для сведения при составлении плана". А ответ был следующим: " ... в настоящее время в науке доказана сравнительная безвредность кладбища, и поэтому возбуждать ходатайство о перемещении Иерусалимского кладбища в какое-нибудь другое место не представляется оснований. Неизмеримо больший вред общественному здоровью наносится грязным содержанием городской почвы..."

В следующий раз вопрос о закрытии поднимался в 1896 году, когда Дума, рассмотрев записку попечителя кладбища Бунтина, поручила Управе составить план и смету на устройство нового кладбища, что и было выполнено в 1899-1902 годах, но новое кладбище потребовало значительных затрат, средств же не было. В это же время (в 1899 году) гласный городской думы М.С.Комаров заявлял о беспорядках на Иерусалимском кладбище и об отводе места под новое кладбище.

5 июня 1912 года на заседании городской Думы при рассмотрении сметы расходов на содержание Иерусалимского кладбища некоторыми гласными вновь были сделаны запросы по поводу его закрытия, или об "... учреждении на нем попечительства, эксплуатации кладбища путем продажи мест, с целью обращения получаемых сумм на содержание благоустройства кладбища..." Отмечалось, что кладбище содержится не в надлежащем порядке, но вместе с тем гласный Г.И.Русанов указывал, что если Дума закроет кладбище, то этим поставит в затруднительное положение бедноту. Рассмотрение вопроса перешло в Общее Присутствие городской Управы, которое в октябре того же года занималось его обсуждением. Вот выдержка из журнала иркутской городской Управы: "По вопросу о том, насколько является своевременным закрытие Иерусалимского кладбища, городской санитарный надзор дал заключение, что кладбище это по собранным фактическим данным может служить местом для погребения умерших и далее, но со строгим соблюдением кладбищенского периода при рытье новых могил и при соблюдении всех гигиенических требований, предъявляемых к кладбищам".

К 1920 году в Иркутске было уже шесть кладбищ: Ремесленно-Слободское, Знаменское, военное в Рабочем предместье, Глазковское, Амурское и само Иерусалимское. Иерусалимское кладбище было самым запущенным. Расположенное в центре города, с разрушенными памятниками, крестами и заборами, в некоторых местах совершенно уничтоженными, оно представляло собой не лучшее зрелище. Вот как описывал его состояние еще в 1912 году Н.С.Романов: "Тут можно увидать старые памятники начала XIX века, некоторые из них очень внушительных размеров, но, к сожалению, большая часть их поломаны или опрокинуты на землю. Есть порядочно надгробных камней, плит, прочесть надписи некоторых сразу трудно, надо предварительно эти надписи вычистить, промыть и тогда уже читать. Многие старинные плиты находятся совершенно в земле, и только кое-где из-под насыпанной на них земли, поросшей травой, показываются края их. Многие плиты нахдодятся на тропинках и надписи их стерты прохожими. Многие же старые плиты, надо думать, и совсем находятся под землею - на четверть и более, и их надо откапывать наугад, а еще больше плит, наверное, свалено в могилы, т.к. тут погребение идет на второй - третий раз, и уважение к старым памятникам не заметно".

Но в то же время при таком состоянии кладбища на нем продолжали еще хоронить.

После установления в Иркутске Советской власти кладбище прешло в ведение похоронного бюро, и захоронения на нем, правда, в крайне незначительных размерах, продолжались до конца 20-х годов (есть данные о захоронении в 1929 году). Но и в это время предпринимались попытки к ликвидации кладбища и даже приспособления его под ботанический сад. Заведующий кафедрой ботаники Иркутского университета профессор В.И.Смирнов в 1923-25 годах поднимал вопрос о ботаническом саде, и местом для его создания он предлагал именно Иерусалимское кладбище, да и городской Совет был согласен с профессором. В тот момент кладбище от разорения спасло отсутствие средств у местных властей, но эта отсрочка была недолгой.

7 апреля 1932 года горсовет принял постановление, утвержденное Президиумом Восточно-Сибирского крайисполкома 2 августа того же года, по которому Иерусалимское кладбище было предназначено к переоборудованию под Парк культуры и отдыха. Кладбище перешло в ведение Горлесземтреста.

Но сразу к переоборудованию Горлесземтрест перейти не мог, в 1933-34 года отсутствовали средства, да и согласно инструкции, утвержденной Постоянной Комиссией по делам культов при ВЦИК РСФСР, закрытые кладбища находились в пополнении консервируемых массивов. Так что Горлесземтрест занялся заготовкой строительного материала - бутового камня, железных решеток и кирпича, а одновременно с этим с кладбища отпускали саженцы, которые высаживались не только в Иркутске, но и в Черемхово.

И хотя перед Горлесземтрестом в отношении закрытого кладбища стояла задача, заключающаяся "в охране находящихся ... строений, насаждений, памятников и ограждений от хищений", кладбище разграблялось. Еще в 1931 году памятники безнадзорно разбирались, вывозились. Списки памятников, которые необходимо было по тем или иным причинам сохранить, составленные иркутским историком В.С.Манассеиным для коммунального отдела городского Совета, не спасали положение. Хртя согласно этим спискам, памятники помечались зеленой краской с надписью "сохранить КомОХРИС". Сам Манассеин, побывавший на кладбище после составления списков, направил в Иркутский Горсовет письмо, в котором отмечал, что:

"1.Разрушена великолепная чугунная решетка (типовая декабристская...).

2. Увезены чугунные плиты с могил Мордвиновых.

3. Уничтожен крест на могиле профессора Симолина.

4. Опрокинут один из памятников Трапезниковых.

5. Приведена в беспорядок могила (деревянный навес) Вагина".

Деревянные решетки ломались 1-й Пожарной командой, чугунные ограды - Рудметаллторгом.

На защиту памятников от разрушения, слома и вывоза с территории кладбища пытались встать работники краеведческого музея. Но все это было безрезультатно.

В первую очередь была разломлена древнейшая часть кладбища в районе улицы Кладбищенской и Главной Иерусалимской. И если на плане Иркутска 1930 года Иерусалимское клдбище обозначено как "кладбище", то на плане 1940 года оно уже отмечено как парк с разбивкой аллей.

Уничтожение кладбища было завершено во второй половине пятидесятых годов. В феврале 1957 года на совместном заседании бюро ГК КПСС и исполкома Горсовета депутатов трудящихся был утвержден план мероприятий по переоборудованию бывшего кладбища под парк культуры. Был проведен массовый слом и вывоз оставшихся надгробных памятников, срытие могил. Парк открыли 13 июля 1957 года.

Разработка: творческая группа "Экватор" © 2012

0